Хэнк Уильямс-старший (Hank Williams, Sr) - крупнейший исполнитель хонки-тонка

Хонки-тонк (honky-tonk)

В последнее время принято считать, что в любом организме, сложной системе или постройке важна каждая мелочь. С этим сложно спорить, однако всё же среди бесчисленного числа компонентов любой системы, будь то организм, постройка или произведение непременно найдутся те, чья значимость для создания и существования её заметно выше. Кантри-музыка не исключение, и при всем кажущемся многообразии её направлений лишь некоторые из них можно отнести к тем, чьё непосредственное влияние предопределило особенности звучания, лирики и стиля исполнителей всех остальных.

Одним из подобных ключевых элементов современной музыки кантри является хонки-тонк — направление, развившееся в 1930-40-е как сочетание вестерн-свинга, традиционной музыки обитателей Фронтира и кабацких песенок американских трудяг — моряков, рабочих, и, конечно, ковбоев.

Хонки-тонк: происхождение названия

Cам термин “хонки-тонк” гораздо старше названия музыкального жанра. Первое официально задокументированное упоминание слова относится к 1889 году и встречается в тексте заметки газеты Fort Worth Daily Gazette, описывающей петицию жителей Форт Уорта, Техас, о повторном открытии театра “Honky Tonk”. Судя по тому, что оба слова были напечатаны с большой буквы, “Хонки Тонк” было именно названием театра, а не каким-нибудь малоизвестным местным английским прилагательным. Непонятно, впрочем, театр ли назвали в честь распространённого местного словосочетания, или название театра стало нарицательным для подобных увеселительных заведений.

Как бы то ни было, уже в начале ХХ века “хонки-тонком” (хонкитонком, хонкатонком или просто тонком) на Юго-Западе США стали называть питейные заведения для мужчин с низким социальным статусом — дешевый виски, музыка кантри (а до её появления — блюз и джаз), доступные женщины и регулярные мордобои являлись главными признаками “хонки-тонк” баров в каком бы штате таковые ни располагались.

Хонки-тонк: первые упоминания в музыке

В музыкальной же среде о направлении “honky-tonk” впервые услышали лишь в 1920-х — и на тот момент в его звучании мало что напоминало кантри-музыку. Скорее, термин относился к основанному на игре на пианино поджанру регтайма, хотя отличительная черта направления, заключавшаяся в опоре в первую очередь на ритм, а не мелодию, отмечалась уже в те далекие времена. Едва ли можно сказать, что кто-то из музыкантов сознательно привнёс эту черту. Доминирование ритма объяснялось скорее скверным состоянием кабацких пианино — расстроенные, разбитые, разболтанные, с западающими или вовсе отсутствующими клавишами, эти инструменты просто не были приспособлены для исполнения на них более-менее мелодичных произведений.

При всём при том, и бывший вне рамок кантри-музыки ранний хонки-тонк нравился слушателям. Он же впоследствие оказал немалое влияние на формирование буги-вуги и, опосредованно, на хилбилли-буги — например, его черты прослеживаются в записи Джелли Ролла Мортона (Jelly Roll Morton) «Honky Tonk Music» и треке Мида Люкса Льюиса (Meade Lux Lewis) «Honky Tonk Train Blues», вышедших в 1938 году:


Стоит отметить и совершенно определённые черты раннего хонки-тонка в первых рок-н-ролл композициях — например, «Honky Tonk» Билла Догетта Комбо (Bill Doggett Combo), «Blueberry Hill» и «Walkin’ to New Orleans» Фэтса Домино (Fats Domino).


 

Хонки-тонк: появление кантри-звучания

И всё же, несмотря на популярность «фортепьянного» хонки-тонка, уже в 1930-х звучащие в питейных заведениях мелодии круто меняются. Причиной тому стал рост популярности вестерн-свинга — упрощённые версии хитов этого музыкального направления, смешавшись с мексиканской музыкой ранчеро и южным блюзом проникают в бары Юга США и, благодаря своей невзыскательной аранжировке (простенькие мотивы, “сырое” звучание стил-гитары и фиддл-скрипки, гнусавый и хриплый вокал), простоте и “жизненным” текстам о любви, изменах, алкоголизме и тяжелой работе становятся идеальным дополнением к пиву и виски — то есть тем, чего непритязательной публике, собственно, и требовалось.

Пионерами нового хонки-тонка стали Флойд Тиллмен (Floyd Tillman), Хэнк Уильямс (Hank Williams) и Эрнест Табб (Ernest Tubb) — хиты этих исполнителей (не обязательно в авторском исполнении!) пользовались бешеным спросом почти во всех белых кабаках Юго-Запада США и породили целую волну кавер-бэндов и подражателей. Впрочем, новый хонки-тонк недолго оставался музыкой лабухов.

Эрнест Табб, будучи большим поклонником вестерн-свинга, не только добавил в “классическое” звучание электрогитару (став первым, кто исполнил кантри с этим инструментом на Grand Ole Opry), но и познакомил с кантри-вариантом хонки-тонка публику и музыкальные круги столицы музыки кантри — Нэшвилла. В результате, к 1950-м обновленное звучание обрело чистоту и отточенность, направление достигло пика популярности, а ведущие исполнители хонки-тонка — Хэнк Уильямс (Hank Williams), Уэбб Пирс (Webb Pierce), Лефти Фрицл (Lefty Frizzell) и Джордж Джонс (George Jones) стали настоящими звёздами эстрады.

Упадок, возрождение и застой хонки-тонка

Несмотря на кажущийся потенциал хонки-тонк артистов, эпоха «правления» музыки этого стиля в кантри-течении быстро подошла к концу. Уже к середине 1950-х в нем происходит серьёзный спад, вызванный как уходом крупнейших артистов (в частности, смертью Хэнка Уильямса), так и давлением со стороны набиравших силу Нэшвилл-саунда с его притягательными мейнстримовыми мелодиями и рокабилли, новой ступени эволюции в том числе и самого хонки-тонка, вобравшей в себя помимо непосредственного звучания «прародителя» многие элементы негритянского ритм-энд-блюза.

Впрочем, несмотря на серьёзный упадок, хонки-тонк сохранился. Десятилетия спустя многие известные команды обращались к наследию этой популярной музыки 1940-х в своём творчестве. Так, в 1969 году те же «The Rolling Stones» выпускают насквозь пропитанный влиянием Хэнка Уильямса сингл “Honky Tonk Women”:

В семидесятые же хонки-тонк и вовсе получил новую жизнь, поднятый из небытия ведущими представителями аутло-направления — Вэйлоном Дженнингсом (Waylon Jennings), Вилли Нельсоном (Willie Nelson), Дэвидом Алланом Коу (David Allan Coe), Гэри Стюартом (Gary Stewart) и Билли-Джо Шейвером (Billy Joe Shaver).

Их нарочито-грубый по звучанию и жёсткий в лирике подвид аутло-хонки тонка продержался на волне популярности до 80-х, когда ему на смену в очередной раз пришли артисты поп-волны с собственным виденьем традиций хонки-тонка: Дуайт Йокам (Dwight Yoakam), рвавший чарты 80-х с кавером на нетленку Джонни Хортона (Johnny Horton) «Honky Tonk Man», Джордж Стрейт (George Strait) и Гарт Брукс (Garth Brooks). В девяностые к этой компании присоединились также Алан Джексон (Alan Jackson) и Клинт Блэк (Clint Black).

Впрочем, волна восьмидесятых-девяностых также вскоре спала, и с начала нового тысячелетия и по сей момент в хонки-тонке наблюдается застой — ни новых идей у признанных исполнителей, ни сколь-либо заметного молодого пополнения, и ни единого признака, указывающего на вероятность перемен. Хонки-тонк становится полноценной ретро-музыкой, востребованной разве что слушателями-эстетами, кинорежиссёрами, работающими с завязанными на событиях того или иного периода сценариями, да разработчиками компьютерных игр, использующими, например, хиты Хэнка Уильямса для создания соответствующей атмосферы в играх типа GTA San Andreas, Fallout, и им подобных.