Музыкант-хиппи играет в Сан-Франциско в 1970-е

Музыка кантри в 1970-80е

События бурных пятидесятых и в особенности шестидесятых в музыке кантри не могли не оставить очень и очень многих любителей этого направления один на один с вопросом: “Что же будет с музыкой и с нами?”. Не только слушатели, но и сами кантри-певцы пребывали в нерешительности – неужели гегемонии Нэшвилл-саунда не найдётся достаточно серьёзной альтернативы?

Появление аутло-течения в кантри музыке

Экономические катаклизмы, военные неудачи во Вьетнаме, постоянное давление и тревога в условиях Холодной войны породили огромное напряжение в американском обществе. В сердцах и душах тысяч американцев прочно угнездилась ярость – прекрасная почва для формирования “маргинальных” субкультур. Недобитые с шестидесятых хиппи, бандитствующие банды байкеров, первые панки выплескивали царящие в обществе настроения в реальной жизни и творчестве. Их идеи пронизывали всё американское общество – и не устояло даже обычно консервативное кантри.

Его основательно забытые поджанры, такие как традиционная музыка вестерн и хонки-тонк, почти успевшие окончательно загнуться к концу шестидесятых, были извлечены из пыльных подвалов и смешались с привнесёнными в них воззрениями и музыкальными элементами новых субкультур, породив самый жёсткий поджанр музыки кантри – outlaw-кантри.
Первые признаки аутло начали появляться в музыке группы старого ковбоя Рэя Прайса “The Cherokee Cowboys”, в составе которой зажигали Вилли Нельсон (Willie Nelson) и Роджер Миллер (Roger Miller). Вот как сам Вилли описывал зарождение жанра:

“ Я уехал из Нэшвилла в начале 70-х – просто хотелось расслабиться и играть то, что хочется, поболтаться где-нибудь в Техасе или Оклахоме. У нас с Вэйлоном Дженнингсом уже был имидж “парней вне закона”, и когда студентота тоже начала в это втягиваться, мы стали записываться. Всё было круто. Вся эта outlaw-движуха сначала никак не касалась музыки, но потом о ней начали писать в статьях, а молодняк – читать о ней и думать: “Ну, это вроде круто”. Тогда они и начинали слушать.”

Аутло-жанр многое почерпнул из байкерской и тюремной среды. Его тексты отличались показным расизмом и граничащим с цинизмом сарказмом у одних исполнителей (например, Дэвид Аллан Коу (David Allan Coe)), пацифизмом у других (последнее в воюющей республиканской Америки было ничуть не менее outlaw, чем гангста-воззрения), а в мелодиях и внешнем виде исполнителей легко угадывались грубые песенки настоящих, не-эстрадных ковбоев, отсылки к панку, хард-року и другим авангардным жанрам.

Одним словом, аутло стал более чем достойной альтернативой слащавому и выхолощенному Нэшвилл-саунду – и творившие в рамках жанра артисты сегодня гораздо популярнее позабытых выкормышей гнезда Чета Аткинса и компании.

Такие имена как Хэнк Уильямс-мл.(Hank Williams, Jr.), Вилли Нельсон(Willie Nelson), Вэйлон Дженнингс(Waylon Jennings), Мерл Хаггард (Merle Haggard), Крис Кристофферсон (Kris Kristofferson), Джонни Кэш (Johnny Cash), Дэвид Аллан Коу (David Allan Coe), Таунз Ван Зандт (Townes Van Zandt) сегодня известны любому почитателю кантри, а суммарное количество альбомов, выпущенных ими без учёта менее заслуженных коллег по цеху, исчисляется сотнями!

 

Кантри-поп – главный конкурент аутло

Как известно, ни один порядочный попсовик не будет сидеть сложа руки, пока “маргиналы” отнимают у него аудиторию. Так вышло и с поп-кантри. Этот жанр сформировался одновременно с аутло, но происхождением своим обязан как теряющему пользовательский спрос кантриполитану, так и периодическим набегам в кантри-музыку именитых поп-исполнителей, таких как Глен Кэмпбелл (Glen Campbell), Бобби Джентри (Bobbie Gentry), Оливия Ньютон-Джон (Olivia Newton-John), Энн Мюррей (Anne Murray), Мэри Осмонд (Marie Osmond)) и других.

Впрочем, нельзя сказать, что новый поджанр формировался исключительно вторженцами-попсовиками. При том, что у того же Кенни Роджерса (Kenny Rogers) до перехода в поп-кантри была достаточно успешная карьера в поп, рок и фолк-музыке, Долли Партон совершила обратную метаморфозу – бывшая мейнстримовая кантри-певица без особых хлопот рвала поп-чарты США. Наибольший же успех ей принёс хит 1977 года “Here You Come Again” – третье место в поп-, и первое в кантри-чарте!

 

Со временем поп-чарты покорились даже некоторым звёздам аутло – в 1982 году хит Вилли Нельсона “Always on My Mind” занимает пятое место в чарте ТОП-100. Такого же успеха достигает и его “To All the Girls I’ve Loved Before” в 1985 году.

Становление поджанра нео-кантри

Суперпопулярное в конце 70-х-начале 80-х диско просто не могло не повлиять на кантри-музыку. Новый кроссовер оформился и приобрёл известность вскоре после выхода фильма Urban Cowboy в 1980 году – хотя помимо микса из кантри и диско в ленте прозвучало и вполне традиционное кантри, например, “The Devil Went Down to Georgia” Charlie Daniels Band. Ротация кантри и неокантри просто взлетела – сборы от продаж составили умопомрачительные по тем временам 250 млн. долларов, а почти тысяча радиостанций запустило постоянное вещание музыки кантри. Впрочем, музыка играла недолго – уже в 1984 году спрос упал ниже уровня продаж 1979 года.

Появление “дальнобойщицкого кантри” – поджанра truck driving country

Дороги в США просто прекрасны, большинство грузов перевозят большегрузные грузовики, а субкультура дальнобойщиков и связанная с ней инфраструктура просто процветают и сейчас. В восьмидесятые “тракеры” обзавелись и собственным поджанром кантри – и без того тяготевшее к теме дороги, это направление, наконец, разродилось специфически-социальным стилем.

Звучание “дальнобойщицкой” кантри-музыки сформировалось под сильным влиянием хонки-тонка, Бейкерсфилд-саунда и кантри-рока – эмоции из первого, темп из второго, инструменты из третьего. В получившийся коктейль было достаточно добавить характерную лирику о нелёгкой доле дальнобойщика, что и проделали с переменным успехом C. W. McCall (в миру Билл Фрайз), Дэйв Дадли (Dave Dudley), Джерри Рид и другие отцы-основатели нового жанра.

 

Неотрадиционалисткое направление в кантри-музыке

Середина-конец восьмидесятых примечательны тем, что именно в эту пору на кантри-сцене появляются первые артисты, изначально негативно настроенные к экспериментам в кантри и стремящиеся вернуть “старые традиции”. Неотрадиционалисты, можно считать, подготовили прекрасную почву для случившегося в последующие десятилетия возрождения основательно подзабытого блюграсса – во всяком случае, именно в рамках этого поджанра на заре карьеры творили такие заметные фигуры современного традиционного кантри, как банджо-виртуоз Рикки Скэггс (Ricky Skaggs).

 

Итоги 1970-80-х в музыке кантри

Семидесятые и восьмидесятые показали миру – приедается всё, а на каждый красивый, но бездушный продюссерский проект найдётся как минимум один талантливый бунтарь. И, в целом, эти десятелития обогатили кантри-музыку. Как однажды написал журналист Saturday Evening Post Пол Хемфилл (Paul Hemphill): “Кантри музыка уже больше не кантри; это гибрид всех видов популярной музыки, существующих в США”. И недовольны этим разнообразием остались разве что владельцы радиостанций – ведь к началу девяностых уже нельзя было сказать наверняка, подходит ли тот или иной исполнитель “формату” или нет. Впрочем, едва ли они долго расстраивались из-за подобной проблемы.