Джордж Джонс (George Jones)

1992-й год в музыке кантри

“Ничто не вечно” – гласит пословица. Особенно “не вечным” же становится то, что напрямую связано с людьми и их достижениями. Как к ничему другому, это относится к музыке кантри, чей облик меняется так часто, как в ней появляются новые персонажи и явления или уходят старые. Девяносто второй год стал временем, в этом смысле почти эталонным: события, произошедшие тогда, наглядно продемонстрировали, как отмирает и исчезает привычное и старое, и как в жизнь и культуру из небытия входит новое и доселе неизвестное.

Первый процесс можно было не без определенного разочарования наблюдать уже в январе месяце. 22 января мир увидел первую в истории обновленную версию культового телевизионного кантри-шоу Hee Haw, работы по осовремениванию которого были начаты продюсерами ещё осенью 1991 года. Телевизионным боссам показалось, что эта “реконструкция” была необходима. Виной всему плохие рейтинги передачи, неуклонно снижавшиеся со второй половины восьмидесятых. Вероятно, отчасти на то повлиял уход из шоу со-ведущего, знаменитого Бака Оуэнса, однако скорее причина в банальном старении аудитории шоу.

Как бы то ни было, в 1992 году передача Hee Haw впервые с 1960-х изменилась: вместо типичных деревенских декораций появились городские, музыка приблизилась к поп-кантри формата девяностых, а само шоу приобрело (не вполне понятно, правда, зачем) “модное” название The Hee Haw Show. Как легко догадаться, особых успехов эти начинания не имели. 1992 год фактически стал последним сезоном, в котором шоу напоминало классический образец. Можно говорить и о смерти передачи – хотя чисто технически последним её сезоном стал наступающий 1993-й, в котором в прокате ещё жило “родственное” шоу Hee Haw Silver.

Утрата последней из классических кантри-передач, к сожалению, стала не единственной потерей 1992 года. Мир музыки кантри также лишился двух пионеров жанра и очень крупных деятелей середины двадцатого века – Роджера Миллера (у нас известен по саундтреку к сериалу-вестерну “Счастливчик Люк”) и Роя Экаффа.

Но довольно о потерях. 1992 год привнёс в музыку кантри также много нового. В частности, высоко взошла звезда поп-рок-кантри артиста Билли Рэя Сайруса ( выпустившего в этом году задолбавший всех, включая Чета Аткинса, лайн-дэнс хитяру Achy Breaky Heart). Кстати, у исполнителя как раз тогда родилась дочь – впоследствии изрядно наследившая в кантри и поп-музыке скандалистка Майли Сайрус. Также отметился мегауспешной деятельность на поприще музыки кантри превратившийся к этому моменту в суперзвезду Гарт Брукс, признанный исполнителем года по версии и Ассоциации Кантри-Музыки, и Академии Музыки Кантри – явление довольно редкое для этих конкурирующих организаций.

Невероятно удачным оказался год и для одного из современных патриархов кантри Джорджа Джонса, наконец заслужившего почётное членство в Зале Славы Музыки кантри. По-хорошему, даже немного странно, что одного из популярнейших исполнителей кантри США и всего мира столь долго лишали этого признания.

Таким вошёл в историю год 1992-й, унесший с собой кумиров и любимую передачу старого времени, и давший им за замену музыку от молодых и энергичных кантри-исполнителей. Что из этого вышло – покажет уже год 1993…