Лайн-дэнс лихорадка начала девяностых (line dance fewer)

1993-й год в музыке кантри

Лайн-дэнс рулит миром. Hee Haw и “Миссиссипи-мена” больше нет. Гарт Брукс, Винс Гилл и Вилли Нельсон – на вершине славы. Если вкратце, вот и всё, чем вошёл в историю 1993 год – время, когда грядущий Великий Поворот Кантри в Поп-направление уже не был только лишь призрачной угрозой.

Начнём рассказ о годе с лайн-дэнса – явления, в общем-то, не нового, но чрезвычайно раздражающего. Развилось оно уже достаточно давно в среде белого населения США сельскохозяйственных регионов, однако на большой экран и ночные клубы крупных мегаполисов до поры до времени прорывалось редко. Однако в 1993 году для него наступило “золотое время” – а весь мир, включая даже заслуженных бронтозавров поп-кантри вроде Чета Аткинса, погрузился в печаль. Апогеем стал выход клипа Билли Рэя Сайруса “Achy Breaky Heart” – гимна лайн-дэнсу, буквально взорвавшего мозг американцам и давшего старт серьёзной эпидемии лайн-дэнс групп, исполнителей, каверов на что можно и что нельзя.

“Надо признать, музыка кантри стала довольно дерьмовой” – признал сам Чет Аткинс. “…Всё из-за чертового лайн-дэнса”. Однако мнение старого продюсера никого не волновало: Америка скатилась в пучину танцевального помешательства, которое годы спустя высмеивали даже в мультиках – например, в одном из эпизодов “Южного парка”.

К сожалению, лайн-дэнс не стал единственной трагедией, постигшей музыку кантри в 1993 году. К таковым мы также вынуждены отнести окончательное закрытие культового телешоу Hee Haw, которое пережило 25 лет в эфире, уход легендарного Бака Оуэнса и неумелые попытки смены имиджа 1992 года, но сдалось под гнётом времени. Также определенно печальным событием года девяносто третьего стала кончина кантри-звезды первой величины (на тот момент и ещё на двадцать лет вперед абсолютного рекордсмена по количеству ТОП-чартеров) Конвэя Твитти, особенно прогремевшего благодаря дуэту с Лореттой Линн “Louisiana Woman, Mississippi Man” (звучала на радио K-Rose в Grand Theft Auto:San Andreas, в том числе).

В завершение поговорим о хороших событиях 1993-го. Главным из них с полным основанием признаем зачисление Вилли Нельсона в Зал Славы – старый аутло заслуживал этого и раньше, а не внести автора многочисленных хитов и культового исполнителя кантри в списки наиболее достойных артистов было бы просто преступлением. Хотя старина Вилли остаётся вне конкуренции, всё же следует заметить, что он не был единственным, для кого год стал весьма удачным. Тут мы особо отметим заслуги иконы кантри-рока Винса Гилла (5 наград Ассоциации Кантри-Музыки, включая высшую – “Исполнитель года”) и поп-кантри легенды Гарта Брукса, в третий раз подряд ставшего артистом года по версии Академии Музыки Кантри.

Таким стал 1993 год в музыке кантри. Его итоги, как это часто бывает, не удастся измерить одним аршином: пускай Hee Haw и Конвэй Твитти уже не порадуют слушателей чем-нибудь новеньким, однако лайн-дэнс эпидемия непременно пойдёт на убыль, а заслуженные Бруксом, Гиллом и Нельсоном награды останутся в достойных руках. Как покажет 1994-й и последующие годы – совсем не зря…