Блейк Шелтон (Blake Shelton) - главный скандалист года

2013-й год в музыке кантри

Много ли людей верит, что число “13” приносит зло в жизнь человека? Доподлинно неизвестно, однако целые страны и континенты, где на законодательном уровне запрещено использование “чёртовой дюжины” в нумерации домой и этажей наталкивают на размышления – а что если они, миллионы верующих, всё-таки правы? Способствуют же такому ходу мысли откровенно неудачные, “черные” дни календаря или даже целые годы – такие как 2013-й, ставший по-настоящему нехорошим для всей индустрии музыки кантри в целом и некоторых ярких её представителей по отдельности.

Откровенно не задалось уже начало года. Весь январь 2013-го прошёл под знаком противостояния молодого и самоуверенного кантри-певца Блейка Шелтона и легендарного Рэя Прайса, оскорбленного словами молодого коллеги: “Вашу дедушкину музыку никто не хочет слушать. И мне всё равно, сколько старых пердунов бродит в окресностях Нэшвилла с воплями “Божечки, это ж уже не кантри!”. Потому что не эти придурки покупают диски, а их дети – а те не хотят покупать то же, что и старпёры”.

Неуважительное и не вполне соответствующее действительности высказывание Шелтона подняло целую бурю. Вилли Нельсон переименовал своё турне в “Тур Старпёров и Придурков” (“Old Farts & Jackass”), а легендарная хонки-тонк певица и горячая сторонница “чистого кантри” Джин Шепард предположила, что Шелтон, цитата: “полон …” Мэтров поддержали и кантри-диджеи, начавшие снимать песни Шелтона с эфира.

Отметим, что это был не первый скандал, связанный с неуважительным и не соответствующим действительности высказыванием певца. Деятель, столь неуважительно отнёсшийся к старшим товарищам по направлению, уже отмечался агрессивными высказываниями – правда, в отношении секс-меньшинств, но по американским меркам всеобщего равенства это не является смягчающим обстоятельством. Впрочем, тогда Блейк Шелтон быстро извинился, и скандал замяли. Таким же образом кантри-певец погасил и конфликт с Рэем Прайсом, принеся пуличные и персональные извинения своему “любимому кантри-исполнителю”.

Куда более серьёзной проблемой 2013 года стали три смерти – самоубийство Минди Маккриди, так и не справившейся с жизненными проблемами, умершего от осложнений после гриппа Джорджа Джонса и, уже в конце года, скончавшегося от рака поджелудочной железы Рэя Прайса.

Вообще в список потерь музыки кантри этого года вошли более двадцати знаменитостей весьма серьёзного калибра – как, например, последняя из гремевших во времена Второй мировой The Andrews Sisters Пэтси Эндрюс, или Клод Кинг, добившийся в шестидесятые миллионных тиражей с синглом “Wolverton Mountain”.

В бочке дёгтя имени 2013 года нашлось места и немногочисленным моментам радости: триумфу Кейси Масгрейвз на “Грэмми” и на церемонии награждения Ассоциации Музыки Кантри, введение звезды пятидесятых Бобби Бэа-старшего, культового нэшвилльского продюсера Джека Клемента и мультиинструменталиста Кенни Роджерса.

Но несмотря на перечисленные светлые моменты, в целом 2013 год сполна оправдал нехорошую репутацию “чёртовой дюжины”, став одним из самых грустных для всех поклонников качественной классической музыки кантри, а не её современного поп-заменителя. Изменится ли ситуация в 2014? Время покажет!