Джонни Кэш демонстрирует суть движения outlaw

Аутло-кантри (Outlaw country)

Середина шестидесятых была не самым спокойным периодом для музыки кантри. Установившееся доминирование поп-ориентированных Нэшвилл-саунда и кантриполитана, “эстрадных ковбоев в деловых костюмах”, душило большинство других направлений, не находя себе достойного соперничества. В то время как Боб Дилан (Bob Dylan), The Beatles, the Rolling Stones и их подражатели и последователи писали свои песни, отражали свои идеи в альбомах и синглах и в целом отказывались соответствовать ожиданиям “консервативного общества”, в музыке кантри сложилась обратная ситуация.

Артисты, подобные Портеру Уогонеру (Porter Wagoner) и Долли Партон (Dolly Parton) скатывались в конформизм и приспособленческую музыку “на потеху толпе”, которой кормилась огромная звукозаписывающая индутрия Нэшвилла, продюсеры навязывали музыкантам свои правила и невыгодные контракты – конечно, такое положение дел устраивало не всех. В самый пик популярности “попсовиков” начинают формироваться контр-течения – сначала Бейкерсфилд-саунд, не ставший достаточно заметным противником, а потом и outlaw-кантри – наиболее контрастная, злая и востребованная публикой альтернатива мейнстимовому звучанию.

Аутло-кантри: становление

Первые признаки формирования протестных течений в музыке кантри обнаруживаются уже в 1950-х. Пожалуй, наиболее весомый вклад в будущее аутло -течение тогда сделал Элвис Пресли с его блюзовыми и ритм-энд-блюзовыми кавер-версиями традиционных кантри-хитов, весьма бесивших некоторых консервативных продюсеров и музыкантов, и “развратными движениями нижней частью тела”, которыми стройный в молодости король Рок-н-Ролла щеголял и на сцене, и в студии (по воспоминаниям работавших с ним над ранними рокабилли-хитами музыкантов).

Следующий шаг в борьбе с конформизмом был предпринят в шестидесятые, когда фолкеры и психоделик-рокеры The Byrds обратились в своём творчестве к музыке кантри и добились немалых успехов, получив приглашение на Grand Ole Opry. Калифорнийские волосатики, “драные хиппи” и большие любители дунуть марихуаны подверглись обструкции со стороны аудитории шоу и изрядно позлили кантри-диджеев, изрядно взбаламутив нэшвилльскую публику.

Вскоре, в начале 1970-х, произошло и реальное становление аутло-кантри, когда одному из недовольных политикой нэшвилльских дельцов кантри-певцов, Вэйлону Дженнингсу (Waylon Jennings) удалось отстоять право записываться самостоятельно, и переживший немало невзгод исполнитель, заручившись поддежкой своего друга Вилли Нельсона, начал через творчество дистанцироваться от Нэшвилл-саунда в содержании песен, инструментовке, манере исполнения, для чего даже сменил имидж – влез в потёртые джинсовые и кожаные вещи и отпустил бороду.

Возникновение термина “outlaw country/аутло кантри”

Примерно в то же время другой культовый аутло-исполнитель, Дэвид Аллан Коу (David Allan Coe), отсидевший в тюрьме и бывший членом нашумевшего мотоклуба “The Outlaws” (тогда и сейчас принадлежащего к “однопроцентникам” – антисоциальной группе байкеров), проявляет себя на кантри-сцене и начинает выступать вместе с Дженнингсом и Вилли Нельсоном (Willie Nelson), неоднократно публично причисляя себя к “outlaw”.

С большой долей вероятности именно Дэвид Аллан Коу дал новому течению имя – по крайней мере, байкеры из The Outlaws считают именно так – случись вам встретиться с одним из них, рекомендую придерживаться именно этой версии. В более миролюбивой (по крайней мере с виду!) нэшвилльской звукозаписывающей индустрии определяющую роль признают всё же за альбомом “Ladies Love Outlaws” (1972) Вэйлона Дженнингса и одноименной песней:

 

Аутло-кантри как культурное явление

Впрочем, не столь важно кто именно придумал термин, сколько то, что понятие “outlaw country” описывало реально существующую контркультуру – “аутло” носили джинсы и кожу, отращивали бороды и волосы, и выглядели разяще-контрастно на фоне гладко-причесанных и одетых в модные костюмчики музыкантов Нэшвилл-саунда. Аутло-артисты не стеснялись говорить в своих песнях о том, о чем хочется им (не исключая запретных тем – алкоголя, наркотиков, секса, насилия, тяжелой работы), а не продюсеру, играли на том, на чем хотели и с теми, с кем хотели. Бунтари откусили большой кусок аудитории, почувствовавшей и оценившей возвращение старого авантюристского духа и силы в музыку кантри.

Джонни Кэш демонстрирует суть движения outlaw
Джонни Кэш максимально доходчиво объясняет, в чем суть движения outlaw

К тому же, за Вэйлоном Дженнингсом, Вилли Нельсоном и Дэвидом Алланом Коу подтянулись и другие классные музыканты, включая самого Джонни Кэша (Johnny Cash) и целую группу выходцев из традиционно-бунтарского Техаса – Билли Джо Шейвер (Billy Joe Shaver), выпустивший классический альбом аутло-кантри “Old Five and Dimers” 1973 года, Джефф Уокер (Jeff Walker), Майкл Мартин Мёрфи (Michael Martin Murphey), Таунз Ван Зандт (Townes Van Zandt), The Flatlanders и The Lost Gonzo Band, немало вложившие в общую копилку популярности аутло-кантри.

 

Аутло-кантри-исполнительницы

Несмотря на выраженную маскулинность аутло-кантри и доминирование мужчин-исполнителей, некоторые представительницы прекрасного пола также сумели достичь популярности в рамках течения – Таня Такер (Tanya Tucker), Джесси Колтер (Jessi Colter) и Сэмми Смит (Sammi Smith).

На Джесcи Колтер, без сомнения, повлиял муж Вэйлон Дженнингс. Первым успехом её сольной карьеры стал хит “I’m Not Lisa”, занявший 1 место кантри-чарта 1975 года. Признание же аутло-исполнителей певице принёсло участие в совместном с Дженнингсом и его друзьями альбоме-компиляции Wanted! The Outlaws, принесшее певице множество наград и признание публики.

Сэмми Смит также добилась успеха в аутло-среде не в последнюю очередь благодаря сотрудничеству с Крисом Кристофферсоном – хит 1971 года “Help Me Make It Through the Night” также занял первое место в кантри-чартах, принёс обладательнице необычного хриплого вокала славу кроссовер-звезды и Грэмми 1972 года:

Дружба с Вилли Нельсоном и очень смелые для своего времени тексты официально сделали Смит одной из немногих женщин-аутло.

Что же касается Тани Такер, то её аутло-имидж основывался на многочисленных проблемах, пережитых исполнительницей, включая алкоголизм. Наиболее весомым вкладом в аутло-кантри считается хит 1978-го года “Texas (When I Die)”:

Впрочем, важность одного хита меркнет на фоне постоянно пропагандируемых Таней Такер силы и независимости – ключевых качеств настоящего аутло.